История о том, что делать, если ваш работодатель на грани банкротства, а вы беременны.

Делимся с вами интервью с Анной Александровой (имя изменено), юристкой из Екатеринбурга и мамой двоих детей. Во время кризиса 2008 года Анна попала в очень непростую жизненную и финансовую ситуацию: банкротство ее предприятия совпало по времени с беременностью, а дополнила картину необходимость выплачивать большой кредит. Анна справилась с проблемами и сумела добиться благосостояния для своей семьи. Возможно, ее опыт и советы будут полезны всем тем, кто оказался в похожем положении.

 

Кризис 2008 года, или с чего все начиналось

Когда я училась на последнем курсе института, меня пригласили работать юрисконсультом в финансово-договорной отдел инжиниринговой компании. Все оказалось чрезвычайно интересно: большие объемы работы, разнообразные задачи и, как следствие, разносторонняя юридическая практика. Бонусами оказались доброжелательный коллектив, адекватное руководство и возможность повышать свою квалификацию за счет компании.

Однако основными заказчиками компании были заводы и другие промышленные предприятия. И поэтому кризис конца 2008 года отразился на компании практически сразу.

Сначала это были большие задержки по оплате за выполненные работы: заказчики стали платить неохотно, малыми частями. Потом последовало резкое сокращение объемов работ, приостановка заключенных договоров.

Ухудшение наступило стремительно. Возникли трудности с выплатой заработной платы. Наши директора как могли пытались сохранить и удержать сотрудников, чтобы не допустить сокращения штата. И если до кризиса зарплата сохранялась на среднем рыночном уровне, и при этом было квартальное премирование и тринадцатая зарплата, то в конце 2008 года почти все работники согласились с урезанием зарплат. Все понимали сложившееся положение и эту меру воспринимали как необходимую для сохранения рабочих мест.

 

«Бежать с тонущего корабля было мучительно»

В конце 2008 я приняла решение уйти, несмотря на то, что уже тогда в моей семье была непростая финансовая ситуация – нужно было выплачивать большой кредит. Однако за несколько дней до выхода на новую работу меня все же уговорили остаться, а поскольку из-за кредита зарплату нужно было получать вовремя – мне стали платить наличными.

Кто-то скажет, что глупо было соглашаться на практически «серую» зарплату, составляющую примерно половину средней по рынку. Однако я не могла поступить по-другому: мои работодатели не раз помогали мне (и другим сотрудникам) в разных жизненных ситуациях, они «вырастили специалистов», и бежать с тонущего корабля было мучительно. Недостаток средств я восполняла всевозможными подработками.

В 2009 году денег у предприятия не стало вовсе. Больше половины сотрудников оказались в отпуске «без сохранения заработной платы».  Руководство согласилось на мой свободный график, мне даже начисляли небольшую зарплату. А в начале мая 2010 мне надо было выходить в декрет.

 

Кассовый разрыв

Основной моей проблемой было получение декретных и пособия по уходу за ребенком. У моего мужа на тот момент тоже дела шли плохо: его зарплата была небольшой. Было досадно, что после стольких лет работы (с официальными отчислениями в соцстрах, в частности) мой декретный рассчитывался только исходя из доходов за последний год, а именно тогда их практически не было (сейчас система изменилась: расчет декретных идет из средней зарплаты за последние два года работы).

Поскольку небольшая зарплата мне все же начислялась, я, как только узнала о своей беременности, договорилась с руководством, что каждый месяц буду писать заявление на отпуск без сохранения заработной платы по уходу за недееспособным на 2-3 недели (у меня еще на тот момент под опекой был мой престарелый родственник с синдромом дауна). Таким образом, те небольшие деньги мне начислялись не за месяц, а за отработанные дни. При расчете исключались дни, оформленные таким образом, и стоимость рабочего дня увеличивалась. Она и принималается за единицу исчисления при расчете декретных и пособия по уходу за ребенком.

Поскольку на момент моего выхода в декрет денег у предприятия на расчетном счете не было, я как представитель организации обратилась в соцстрах с заявлением о компенсации декретных выплат. Фонд социального страхования в таких случаях проводит проверку расчета и всех кадровых документов, а потом, если решение принимается положительное, деньги перечисляются на счет организации, чтобы последняя могла делать выплаты декретнице.

В результате, свои декретные я все же получила, правда не в том размере, в каком могла бы получить их раньше, но и не по минимальному тарифу.

Второй моей проблемой был непогашенный кредит. Большую его часть я на тот момент выплатила, но остаток долга по кредиту был все еще значительным. Официально выйдя в декрет, я продолжала работать, стараясь оплатить кредит. Когда я была на восьмом месяце, мои друзья «подкинули» мне представительство в арбитражном процессе. Дело разрешилось в одно заседание в пользу моего доверителя. Выходя из суда, я увидела свое отражение в зеркале. Я была потрясающих размеров. Этакий огромный воздушный шар с ниточками рук-ног и маленькой головой.

Я вдруг осознала, что ТАКУЮ меня нанимать на работу больше не станут, да и для судьи, подозреваю, я была зрелищем «не для слабонервных».

В общем, работать было уже проблематично, поэтому я пошла в банк договариваться, — просить кредитные каникулы. В банке мне отказали. Я завалила их заявлениями с возможными вариантами разрешения ситуации. Банк перестал мне отвечать. Представители банка связались со мной только тогда когда я была уже в роддоме. Сказали: «у вас есть 90 дней после просрочки, погашайте просрочки и штрафы в этот срок, а дальше – коллекторы».

У меня были декретные деньги, но отдать их в банк я не могла. Я не знала, будет ли ребенок здоров, и деньги могли мне очень понадобится.

 

Удачное стечение обстоятельств

В банк я пришла, когда моему ребенку исполнилось полгода и я смогла подрабатывать. Я принесла деньги, чтобы погасить хотя бы часть накопившейся задолженности и узнать, какой она была на тот момент. Деньги у меня не приняли. Оказалось, что договора моего в базе не было и задолженности тоже. Благодаря словоохотливому сотруднику, я узнала, что в банке сменились собственники и все долги были списаны. Мой в том числе. Это, конечно, было очень удачным стечением обстоятельств.

Когда дочери исполнился 1 год и 10 месяцев, я смогла устроить ее в детский сад. Однако поскольку официально яслей в муниципальных детских садах в нашем городе не существовало, все было не просто и не безвозмездно. Зато я смогла работать. Понятно, что о полноценной работе речь не шла (ребенок, как водится, периодически болел), но это уже были мелочи. Я уходила на 4 часа на свою прежнюю работу, искала подработки или «удаленку».

Именно в этот период мне подвернулось чертовски хорошее место с отличной зарплатой и ДМС. Прошла собеседование, потом второе. А потом мне позвонили и спросили: «Если ваш ребенок заболеет, у вас есть кто-то, кто может с ним сидеть на больничном?» Такого человека у меня не было. Теоретически, оставался муж. Но даже сейчас, когда детей уже двое и они не младенцы, я не могу не быть рядом, если кто-то из них болен.

Тем, кто попал в похожую ситуацию, мне бы хотелось посоветовать банальные вещи: не опускать руки, искать способы решения проблемы (иногда по принципу «меня за дверь, а я в окно») и узнавать, есть ли какието меры государственной поддержки в сложившихся обстоятельствах. Можно и нужно обращаться за помощью к родственникам и друзьям. Мне помогли мои друзья. Помогли посмотреть на ситуацию иначе и сменить профессию. В настоящее время я не занимаюсь юридической практикой, однако мой профессиональный опыт и знания помогают  мне каждый день.

 

Беседовала Дарья Ждан

, , ,