Мама ребенка с ДЦП рассказала сайту Финшок.ру, как разработала и запатентовала«особый» велосипед для сына, открыла свой бизнес, и как все это помогло ее семье преодолеть жизненные трудности.

Анне Вощиковой 36 лет. Она замужем, у нее двое детей. Анна и ее муж — инженеры-конструкторы.

Индивидуальным предпринимателем она зарегистрировалась, когда в ее семье родился первенец. После первой прививки, поставленной на фоне противопоказаний из-за незамеченной родовой травмы, у сына Лени диагностировали детский церебральный паралич. Нужны были средства на лечение. Анна бросила преподавательскую работу в колледже и открыла свое дело. Сначала она продавала детскую одежду.

Первые годы после рождения сына семья Вощиковых жила вполне обычной жизнью. Спустя пять лет у Анны и Анатолия родился второй ребенок, и именно его рождение стало поворотным моментом в жизни семьи.

Еще недавно в любом маленьком российском городе, как тот, где живет Анна Вощикова и ее семья, царили нравы, знакомые любой маме с особенным ребенком. Таких детей стараются не выводить гулять, с ними стараются не показываться на глаза соседям. Так и Анна с сыном Леней находилась по большей части дома, — но родился младший сын и они начали гулять втроем.

При ДЦП имеет значение степень поражения центральной нервной системы, двигательные возможности ребенка — способен ли он самостоятельно сидеть, могут ли двигаться и работать его руки и ноги. При этом дети с ДЦП в окружении Вощиковых обычно гуляли в обычных детских колясках, а не в специальных инвалидных, — вне зависимости от особенностей их болезни.  Родители таких детей должны обладать недюжинной силой, потому что их и в 2 года, и в 16 лет приходится все время носить на руках.

На прогулках Анна очень быстро поняла, что не справляется с быстро растущими сыновьями в одиночку. Она должна была что-то придумать.

Обнаружив, что для реабилитации детей ДЦП существуют специальные «удивительные», как говорит Анна, велосипеды, пусть и не российского производства, они с мужем взяли кредит и выписали Лене такой велосипед. Анна с блеском в глазах описывает восторг ребенка, открывшего мир свободы передвижения. Сама же Анна быстро поняла, что ребенок из этого счастья очень быстро вырастет. Через год Леня заметно подрос, а кредит за первый велосипед был еще не погашен (велосипед американского производства стоит около 200 тысяч рублей).

И тогда Анна с Анатолием просто разработали новый.

На самом деле, говорит Анна, они «изобрели они не велосипед, а возможность из него не вырастать». Инженеры Вощиковы сконструировали раму, которую можно было прикрепить на любой велосипед, любого размера и для любого веса. Кроме того, изобретатели придумали крепления на руль и педали, для рук и ног. Теперь даже дети с сильной спастикой, руки и ноги которых наименее подвижны, могли их освоить.

Шло время, знакомые Анны, такие же мамы детей с ДЦП, просили сконструировать велосипеды и для своих детей. Анна никому не отказывала. Из подсобки они с мужем переместились в гараж, а потом нашли помещение под мастерскую в городе.

Как-то незаметно для себя самих Вощиковы выиграли президентский грант: просто узнали, что есть такая возможность, заполнили кипу документов, отправили — и забыли о них.  Затем внезапно пришло известие, что грант — их, и инженеры Вощиковы немедленно открыли свое предприятие.

Много времени и усилий ушло на то, чтобы убедить себя: они могут и должны продавать свое изобретение. Первые опыты показали: велосипед фактически меняет детям жизнь и окрыляет их родителей. Анне решение стать предпринимателем давалось непросто. Она считала, что не может наживаться на больных детях. Но ей, как она считает, снова повезло: удалось попасть на курс о социальном предпринимательстве и решение стало понятным, нестыдным и логичным.

Сегодня у Анны и ее мужа производственная мастерская и большой список клиентов — в основном, конечно, друзей, у которых в семьях растут дети с таким же диагнозом.

Анна постепенно учится пользоваться ресурсами, созданными в помощь таким предпринимателям, как она сама. Их, в связи с отсутствием термина «социальное предпринимательство» в законодательстве РФ, наверное, тоже нужно называть особенными. Анна научилась писать отчеты и заявки на гранты, освоила получение ссуд или специально предназначенных для таких предпринимателей кредитов.

Анна говорит, что пять лет назад не могла и представить, как сможет справиться с казавшейся неразрешимой проблемой. Сейчас Лене 17 лет, и они всей семьей очень ждут короткое уральское лето, чтобы снова — вместе! — ездить на велосипедах.

Комментарий эксперта Финшок.ру Татьяны Кирик

Финшок.ру: Что такое социальное предпринимательство и чем оно отличается от обычного?

Официального, законодательно закрепленного определения социального предпринимательства в России, к сожалению, пока нет. Если коротко, социальным предпринимательством занимаются те, кто своей деятельностью помогает людям.

Если подробнее, то под этим термином принято понимать предпринимательскую деятельность, направленную на решение социальных проблем и достижение социально полезных целей.

Очевидно, что эти определения предельно широки. Иногда к социальному предпринимательству также относят бизнес, прибыль от которого (или часть прибыли) идет на реализацию социально значимых проектов, например, проведение мероприятий для инвалидов, малообеспеченных граждан, строительство и поддержание детских площадок, ночлежек и тому подобное. То есть любой социально ответственный бизнес, часть прибыли (кстати, необлагаемой налогами) направляющий на благотворительность и прочее, может заявлять о себе, как о социальном предпринимательстве.

Зачастую к социальным предпринимателям относят себя и те, кто развивает бизнес на проектах в сфере услуг, например, открывает пансионаты для пожилых, частные детские сады, бюджетные гостиницы на русском севере в новой туристической зоне,  секонд-хенды с декларированной социальной миссией, в котором «люди приучаются с одной стороны, правильно избавляться от старых вещей, а с другой, экономить деньги на новых».

Поэтому сейчас сказать, где граница между социальным и обычным низкоприбыльным предпринимательством, между социальным и социально ответственными предпринимательством, между социальным предпринимательством и предпринимательством в сфере услуг, сказать практически невозможно.

Еще один подход – понимать под социальным предпринимательством «разгосударствление» социальных услуг. Обычно под этим подразумеваетмя бизнес, которые берет на себя функции государственных муниципальных учреждений в сферах деятельности, связанных с социальным обслуживанием населения. В этом смысле социальное предпринимательство уже фактически развивают некоммерческие организации.

Проект закона о социальном предпринимательстве,  который разрешил бы эту неопределенность, был предложен Минэкономразвития России еще в 2016 году, но на сегодняшний день так и не принят. Хотя есть заявления, что до конца года он принят все же будет.

Представленный проект закона до конца не снимает неопределенности статуса социального предпринимателя и оставляет множество лакун, позволяющих с одной стороны, злоупотребление, с другой, толкование не в пользу реального субъекта социального предпринимательства. Например, к социальным предпринимателям с положенными преференциями могут отнести организацию, оказывающее элитные образовательные услуги детям по далеко не социальным ценам. Не определено в законе, например, понятие социального туризма, который тоже может быть организован в рамках социального предпринимательства.

Строго говоря, закон нужен не только и не столько для выделения социального предпринимательства как формы деятельности, сколько для определения мер государственной поддержки такого рода бизнесменам в виде грантов, субсидий, налоговых льгот. Однако до тех пор, пока не будет четкого понимания границ социального предпринимательства, не будет и реальной эффективной  помощи со стороны государства.

Финшок.ру: Какие существуют программы поддержки (гранты, ссуды и кредиты) для социальных предпринимателей? Где их искать ? Какие особенности их получения?

Пока нет закона о социальном предпринимательстве, не определено само понятие, нет смысла говорить о программах поддержки для социальных предпринимателей. Будет закон – будут и возможности, и тема для обсуждения.

Сегодня можно говорить о программах поддержки социальных проектов. Такие программы предлагают, например, Фонд Президентских грантов, Агентство стратегических инициатив, Фонд «Наше будущее», который проводит Всероссийские конкурсы «Социальный предприниматель», «Импульс добра», Фонд поддержки социальных проектов, Фонд поддержки и развития филантропии, Конкурс социальных стартапов SAP UP, Фонд поддержки социальных инициатив в сфере детства «Навстречу переменам».

Некоторые коммерческие организации проводят свои конкурсы поддержки социальных проектов, например, Конкурс Lipton Goodstarter компании Unilever. Кроме того, в каждом регионе есть собственные программы поддержки НКО и социально-ориентированных проектов. Нужно составить для себя подборку ресурсов и регулярно проверять новости – не объявлен ли новый конкурс. Очень часто организации заявляют о себе через публикации в прессе, поэтому стоит следить и за новостями, и за аналитическими материалами в интересующей сфере.

Каждый фонд и организация предъявляет свои требования к проектам. Как правило, они изложены на сайте организации в документации, которую нужно внимательно изучить. Стоит обратить внимание важный и часто встречающийся пункт, в котором говорится, что проект должен быть направлен на создание устойчивой бизнес-модели, которая будет работать и без внешней финансовой поддержки фонда. Также надо внимательно изучить и поддержанные фондом или организацией реальные проекты.

Единственное пожелание для потенциальных участников программ у меня такое: если у вас есть настоящее ноу-хау, действительно уникальная идея, нужно каким-то образом закрепить ее за собой, оформив как объект интеллектуальной собственности. Это обезопасит вас в дальнейшем.

 Финшок.ру: Что отличает фантазию от реальной бизнесвозможности?

Реализация. Любая идея, даже самая фантастическая, при правильной реализации может стать бизнес-возможностью. Правильная реализация – это прежде всего жесткий, даже циничный, расчет, знание законодательной базы, правильная реклама и продвижение. Что на первом месте – можно поспорить, но правильная реклама и продвижение в любом случае не на последнем.

Мария Ноэль

, ,