Антон Табах, научный руководитель подпроектов «Жилфин» и «Финшок» проекта Минфина РФ по повышению финансовой грамотности населения, доцент Экономического факультета МГУ им М.В. Ломоносова, в интервью порталу Finversia.ru рассказал, как вести себя в трудной финансовой жизненной ситуации и почему трудности с «шоковыми» финансами связаны в первую очередь с разрушающимися социальными связями. Но и с финансовой грамотностью тоже.

– Антон, поговорим о поведении россиян в трудных финансовых ситуациях – и почему, по-вашему, эта тема важна сегодня? И была важна вчера?

– Эта тема бессмертна, как Кащей, и важна всегда, потому что даже в самом состоятельном обществе есть люди, которые по тем или жизненным обстоятельствам и без какой-либо вины оказываются в личном финансовом кризисе. Более того, чем лучше финансово развито общество, чем больший доступ имеется у населения к финансовым услугам, тем больше риска возникновения потенциальных проблем. В примитивных обществах семейные кланы и церковные общины обеспечивают защиту от такого риска, в более продвинутых их может и не быть. И если мы уберём идеи наиболее радикальных либертарианцев, то в любом обществе должны существовать и механизмы самострахования – то есть подготовки к чёрному дню – так и государственные либо общественные механизмы поддержки попавших под удар. В наше время это не так: к чёрному дню в основном готовятся те, для кого этот чёрный день никогда не наступит. Яркий пример – высокая норма сбережений у пенсионеров. Наши пенсионеры редко бывают супербедными. Просто потому, что пенсия гарантирует некоторый минимум, у стариков как правило есть квартиры, молодые пенсионеры могут подрабатывать, у старших часто есть поддержка родственников. То есть, у нас бедны те пенсионеры, у которых нет родственников, либо утратившие жилье.

А кто по-настоящему бедные? Молодые семьи с детьми. Как раз у них выше закредитованность и целое множество других проблем. Как говорит одна моя коллега по проекту финансовой грамотности, вдова средних лет с двумя детьми: «Между нормальной жизнью и полной нищетой – месяц болезни у меня или ребенка».

– Но ведь с финансовым шоком может столкнуться и та же самая бабушка – мы довольно часто в последнее время слышим о том, что какую-то пенсионерку ограбили на 10-15 миллионов рублей.

–Любой состоятельный человек, любой богатенький Буратино – это потенциальная жертва Лисы Алисы и Кота Базилио. И проблема с нашими бабушками, в особенности с состоятельными, в том, что они в силу возраста утрачивают чувство опасности, либо, наоборот, патологически всего боятся и кто-то к ним втирается в доверие. Кстати, часто в этих историях замешаны родственники, которые знают, как правильно подойти к человеку. В нашей стране, не личная, а именно частная собственность появилась только всего лишь 30 лет назад. Поэтому, отличие от стран с более давними традициями в плане собственности, законодательство не всегда проработано, и государственные органы, призванные за это отвечать, не всегда действуют правильно, и родственники боятся разговоров о деньгах из-за страха лишиться наследства.

А человек при этом может постепенно впасть в маразм, начнёт совершать, скажем так, странные действия, и признать его при этом недееспособным попросту не успеют. Поэтому здесь есть сложные вопросы.

Бывают экстремальные случаи, бывают бабушки, которые попадают в проблемные ситуации, хотя они и в США попадают, в Европе. Кто чаще всего становится жертвой мошенников? Именно пожилые люди, потому что у них есть деньги, но утрачиваются способность к каким-либо защитным действиям.

Что касается опыта работы моего и наших экспертов, “в поле” с теми, кто испытывал проблемы, то почти всегда они результат утраты социальных связей, отсутствия поддержки, советов, со стороны родственников, друзей, общества, включая и церковные общины. А иногда наоборот – даже вредительство и действия в своих интересах со стороны самых близких людей.

– То есть это – не вопрос финансовой грамотности?

– Не только финансовой грамотности. Человек неудачно вложил депозит, потерял один процент годовых– «ой, горе-то какое» – через год получит деньги и переложит под более высокую ставку, а в крайнем случае расторгнет договор. Неудачно купил тот или иной финансовый продукт, скажем, страховку? Через полгода-год перестрахуется. Ситуации финансового шока опасны тем, что при них долги начинают разрастаться, имущество утрачивается, человек лишается жилья – а это маргинализация семьи, включая детей на несколько поколений. Проблемы создает и низкая страховая культура – статистика показывает, что у нас активно страхуют дачи и машины (машины – так как это обязательно, а дачные участки потому, что их и полвека назад страховали). А, например, квартиры, которые часто являются основным активом у большинства семей, страхуют плохо.

Люди редко пишут завещания, не заключают брачных контрактов, не думают о том, что у любой жизненной ситуации есть финансовая тень. И, наоборот, у любого финансового события есть проекция в жизни. Условно говоря, если в тех же США в книгах по личным финансам обязательно рекомендуют проверять кредитную историю жениха или невесты и заключать брачный договор о долгах, то у нас это сильно не принято. У нас люди часто думают, что брачный договор – это про активы – как делить квартиру при разводе. А в реальности это про пассивы, чтобы долги не навесили и за чужое платить не заставили.

– Ситуация как-то меняется?

– Ситуация меняется. В чём-то в лучшую сторону, в чём-то – в худшую. Во-первых, личное банкротство – это очень правильный выход во многих ситуациях.

– Как раз то, о чём мы говорили два года назад? Про личные банкротства?

– Именно. У нас, в силу особенностей институтов и национальной правовой культуры, в начале, когда некий институт приживается, он приживается с извращениями. У нас банкротство довольно быстро превратилось в довольно дорогостоящую услугу, которую активно продвигают, вокруг которой крутится некоторое количество не самых чистоплотных людей и практик. Посмотрите, в интернете постоянно мелькает реклама «Спишем ваши долги!» с примером какой-то бабушки, которой эти долги быстро и безболезненно списали. Я знаю людей, которые на самом деле смогли пройти через банкротство, и это дало им возможность нового старта, собственно, в этом и есть смысл банкротства.

У нас редко применяют банкротство в случаях, когда оно действительно необходимо, например, когда есть несколько абсолютно неподъёмных кредитов или займов общей суммой до полумиллиона рублей. Человек сам не может позволить подать на банкротство из-за дороговизны, а банки и МФО в этом не заинтересованы – наоборот, пытаются дождаться момента, когда можно будет применить процедуру взыскания через суд или же «разруливания» ситуации с наследниками после смерти заёмщика.

Министерство экономики несколько лет назад предложило упрощённое банкротство, но пока это предложение не оформлено даже в виде законодательной инициативы. Очень надеюсь на то, что новое правительство как раз озаботится этим вопросом, потому что он затрагивает миллионы семей.

У нас банкротств десятки тысяч в год, но часто это бизнесовые банкротства. А простые люди не могут воспользоваться этой достаточно дорогостоящей услугой.

Никто не говорит, что банкротство должно быть простым и лёгким, но оно должно разрешать ситуацию. Избыточные накопления долгов, как мы знаем из истории, приводят к революциям, а это никому не нужно.

– Но здесь перед правительством стоит дилемма: если сильно упростить процедуру банкротства, то мы столкнёмся с валом банкротств – не с десятками тысяч, а с сотнями тысяч.

– Всё равно большая часть этих кредитов никогда не будет взыскана. Но это разгрузит службу приставов, расчистит банковские балансы. Да, выяснится, что у некоторых банков слишком много проблемных кредитов, но при этом достаточно большое количество людей начнёт новую жизнь. При этом они будут ограничены в возможности брать кредиты, более того, я не удивлюсь, если со временем и развитием технологий будут какие-то процедуры, которые позволят, например, самого себя заносить в список некредитуемых либо это смогут сделать родственники.

Ещё одна проблема из серии «редко, но метко», на которую не обращают внимание: разного рода имущество детей, особенно унаследованное. У нас как воспринимают наследство? Нотариус делит «приваловские миллионы». Хотя если мы с вами вспомним «приваловские миллионы» или рассказы О. Генри, то поймём, что там часто делят как раз миллионные долги. Так вот, как это часто у нас бывает, не слишком компетентные опекуны (а они и не должны быть компетентными), органы опеки, которые зачастую мешают жить в случае со сделками с недвижимостью, совершают порой совершенно идиотские поступки. В результате они всплывают в прессе в виде историй «Дети остались должны два миллиона», хотя по закону всё правильно. И опять же, где были органы опеки, где была прокуратура, которая всегда в детских делах должна участвовать? То есть, на самом деле, если кому-то и надо первыми повышать финансовую грамотность, так это сотрудникам опеки и соцзащиты. Кстати, работа в этом направлении сейчас ведётся.

Наш опыт показывает. что людей, которые находятся в шоковом состоянии, во-первых, учить бесполезно. При этом никто не будет думать наперёд о какой-то катастрофе. При этом как раз сотрудники опеки и соцзащиты должны хорошо понимать, когда и какой совет давать, куда направлять и в каком случае звонить прокурору. И здесь, как раз в рамках Проекта Минфина запускается специальная программа по повышению финансовой грамотности именно работников МФЦ и социальных служб. Наш опыт показывает, что проще помочь людям не напрямую, а через их друзей, родственников, знакомых, соседей. Не удивлюсь, что если бы занялись повышением уровня финансовой и правовой грамотности церковных настоятелей, а также имамов и раввинов, то это очень бы помогло, потому что это именно те люди, которые видят, когда возникает» нарыв».

– Что же получается? Нам можно расслабиться, раз органы соцзащиты…

– Здесь нельзя расслабляться никогда. Потому что, во-первых, надо не забывать о чёрном дне, в особенности, если есть дети. Нет, не увлекаться слишком, уходя в секты Свидетелей Судного дня. Но, как говорится, хочешь мира – готовься к войне. То есть, речь идёт о базовых вещах. Мы в своё время сделали сайт, финшок.рф. Этот проект делали и обновляют эксперты, у которых есть личный опыт сложных жизненных ситуаций. Частая проблема с материалами по финансовой грамотности, в том, что пособия про кредиты пишут люди, которые ни разу кредиты не брали, разве что хороший льготный ипотечный. А мы опирались на опыт людей, которые действительно на своей шкуре пережили те или иные финансовые катастрофы. То есть даже не учат – учить тут бессмысленно – дают рекомендации, как себя вести. Начиная от подготовки списков активов и обязательств, чтобы через несколько лет не выяснилось, что покойный муж взял кредит, страховку не купил, а потом приходят коллекторы. И чтобы не было таких ситуаций, нужно заранее составлять списки, нужны доверенные лица. И в этом отношении, кстати, в магическом сообществе Гарри Поттера всё было очень хорошо проработано. Были доверители, которым доверяли не только жизнь, но и списки имущества, были гоблины, которые хранили волшебное золото, принадлежащее семьям.

Надо учиться у волшебников, насколько бы смешно это не выглядело. Следить за завещаниями, оставлять доверенности, при этом хорошо понимая, что доверенность – это палка о двух концах, то есть надо знать, на что именно составлять доверенность. Нотариус должен проконсультировать: например, можно составить доверенность на распоряжение имуществом, но не на продажу и на получение денег, и так далее, и тому подобное. Нужно думать о том, кто позаботится о детях, особенно, если нет прямых родственников. Следить за своими стариками, в особенности за теми, у кого есть проблемы с психикой. Не обязательно нужно решать дееспособности, есть разные процедуры ограничения дееспособности – это тоже важно.

Очень важно понимать, что личные финансы – это не всегда про хорошее и светлое. Финансы – это не только про акции Tesla, на которых вы много заработали и не про выигрыши на бирже. Очень часто личные финансы – это кредиты, которые родители оставляют своим детям, это про решение о том, стоит ли принимать наследство, это про вышедшую из ума старушку, у которой отбирают её имущество, куда-нибудь увозят. И во избежание всего этого нужно быть подготовленным. Но и самое главное, если вы видите, что у человека происходит шок, не проходите мимо – очень часто в таких случаях вполне достаточно помочь человеку добрым советом, даже если он об этом не просил. И, конечно, не надо воспринимать подобные ситуации, как что-то абстрактное.

Будем надеяться на то, что никому из слушателей эта информация не понадобится, но вероятность достаточно высокая. И по всем этим причинам «защитой от темных финансовых сил» нужно заниматься, ведь при финансовом шоке стандартные советы из разряда «ведите бюджет, делайте сбережения, не берите слишком много кредитов, покупайте страховки» просто не работают.

Источник

, , ,